Русский музей
Дополненная реальность

 

Торжественное освящение Александровской колонны на Дворцовой площади в Петербурге 30 августа 1834 года. 1830-е

Ладюрнер А.И.
Холст, масло
301 х 485

Русский музей

Пост.: 1933 из ГЭ

Аннотация

Картина написана по желанию императора Николая I, ее выполнение наблюдалось ведомством Императорского двора, входила в собрание императорского Эрмитажа и находилась в Приемной комнате Первой запасной половины Зимнего дворца.
Александровская колонна воздвигнута в 1834 году архитектором Огюстом Монферраном по указу Николая I в память о победе его старшего брата Александра I над Наполеоном. Открытие колонны и ее установка на пьедестал проводились в один день – 30 августа (10 сентября по новому стилю) 1834 года. Этот день был выбран не случайно – это день переноса мощей святого благоверного князя Александра Невского – одного из покровителей Петербурга.
Памятник венчает фигура ангела работы Б. И. Орловского. В левой руке ангел держит латинский крест, а правую возносит к небу. Чертам лица ангела скульптор придал сходство с лицом Александра I. Ангел крестом попирает змея, символизируя мир и покой, которые принесла в Европу Россия, одержав победу над наполеоновскими войсками. Барельефы на пьедестале колонны в аллегорической форме прославляют победу русского оружия и символизируют отвагу российской армии. С северной (лицевой) стороны на пьедестале изображены аллегорические фигуры: крылатые женские фигуры держат прямоугольную доску, на которой гражданским шрифтом надпись: «Александру Первому благодарная Россия». Под доской изображена точная копия образцов древнерусских доспехов из оружейной палаты. Симметрично расположенные фигуры по бокам вооружения олицетворяют реки Вислу и Неман, которые были форсированы русской армией во время преследования Наполеона. На других барельефах изображены Победа и Слава, записывающие даты памятных битв, а, кроме того, на пьедестале изображены аллегории «Победа и Мир» (на щите Победы начертаны года 1812, 1813 и 1814), «Правосудие и Милосердие», «Мудрость и Изобилие».
Высота колонны — 47,5 м, общий вес — более 700 тонн, она занимает третье месте в мире по высоте среди монументов. Для приведения колонны в вертикальное положение потребовалось привлечь силы 2000 солдат и 400 рабочих, была установлена система механизмов, с помощью которых монолит установили за 1 час 45 минут. Многие горожане опасались проходить вблизи Александровской колонны из опасения, что она рухнет, так как ничем не закреплена и держится лишь тяжестью своего веса. Чтобы развеять страхи горожан Монферран каждое утро прогуливался со своей собачкой у памятника.
30 августа 1834 года монумент торжественно открыли. Вот как воспринимает состоявшееся богослужение В.А.Жуковский: "Нельзя было смотреть без глубокого душевного умиления на государя, смиренно стоящего на коленях впереди сего многочисленного войска, сдвинутого словом его к подножию сооруженного им колосса. Он молился о брате, и все в эту минуту говорило о земной славе сего державного брата: и монумент, носящий его имя, и коленопреклоненная русская армия, и народ, посреди которого он жил, благодушный, всем доступный <…>. Как поразительна была в эту минуту сия противоположность житейского величия, пышного, но скоропреходящего, с величием смерти, мрачным, но неизменным; и сколь красноречив был в виду того и другого сей ангел, который, непричастно всему, что окружало его, стоял между землею и небом, принадлежа одной своим монументальным гранитом, изображающим то, чего уже нет, а другому лучезарным своим крестом, символом того, что всегда и навеки...".
По случаю освящения колонны на площади был проведен военный парад. В нем участвовали полки, отличившиеся в Отечественной войне 1812 года — всего около ста тысяч человек. «…Никакое перо не может описать величия той минуты, когда по трем пушечным выстрелам вдруг из всех улиц, как будто из земли рождённые, стройными громадами, с барабанным громом, под звуки Парижского марша пошли колонны русского войска… Два часа продолжалось сие великолепное, единственное в мире зрелище… Вечером долго по улицам освещенного города бродили шумные толпы, наконец освещение угасло, улицы опустели, на безлюдной площади остался величественный колосс один со своим часовым». (Из воспоминаний В.А. Жуковского)
В газете "Северная пчела" от 3 сентября 1834 года также сохранилось описание этого события, подтверждение которому можно увидеть на картине Ладюрнера: "Над главными воротами Зимнего дворца построен великолепно украшенный балкон со сходами по обеим сторонам на площади... Вдоль всех зданий Дворцовой площади сделаны были в несколько ярусов амфитеатры для зрителей. Народ толпился на Адмиралтейском бульваре; все окна окрест лежащих домов были усеяны жаждущими насладиться сим единственным зрелищем... Улицы, ведущие к Дворцовой площади, Адмиралтейству и Сенату, были сплошь запружены публикой, привлечённой новизной столь необычайного зрелища, толпа возросла вскоре до таких пределов, что кони и люди смешались в одно целое. Дома были заполнены до самых крыш. Не осталось свободным ни одного окна, ни одного выступа, так велик был интерес к памятнику. Полукруглое здание Генерального штаба, уподоблявшееся в этот день амфитеатрам древнего Рима, вместило более 10 000 человек...".
Открытие Александровской колонны восстановило, с точки зрения современников, нарушенный миропорядок и ход времени. В сценарии торжества 1834 г. как бы трансформировались, «очищались» трагические события 1825 г. Освящение Александровской колонны стало первым грандиозным николаевским торжеством, организованным к тому же после смерти в 1831 году великого князя Константина Павловича (с мнением которого Николаю приходилось считаться в первые годы царствования).
Торжество по случаю открытия Александровской колонны превращалось в альтернативный вариант восшествия Николая на престол. Свои впечатления Жуковский резюмировал словами: «И действительно, то, что мы видели в этот чудный день, было не одно торжество кратковременное, но все наше минувшее, вдруг перед нами повторенное».

Биография автора

Ладюрнер А.И.

Ладюрнер Адольф Игнатьевич (1799?/1800?, Париж (?) - 1855, Санкт-Петербург)
Французский живописец; баталист, портретист. Сын немецкого пианиста и композитора Игнация Ладюрнера (1766-1839). Художественное образование получил в Париже. Ученик О. Берне. Выставлялся в Салоне в 1824 ("Битва при Матаро") и в 1827 ("Главный штаб королевских улан"). Работал в Варшаве, Дрездене. С 1831 - в России. Автор многочисленных военных сцен, парадов, разводов войск. Пользовался покровительством Николая I. Академик Императорской Академии Художеств (1837), профессор 3-й степени (с 1840). За рисунки мундиров Российской армии получил орден Св. Станислава 3-й степени (1844).


© Русский музей 2013-2021